вторник, 31 июля 2012 г.

Россию и русский народ спасет от погибели только опора на Ленина и Сталина.


Вопрос оценки личностей и роли Ленина и Сталина в спасении России и русского народа от погибели – это вопрос классовой борьбы. Истина состоит в том, что только классовая борьба ставит перед собой конечной целью построение народного государства, в котором трудовой народ должен жить свободной, богатой и счастливой жизнью. Классовая борьба не знает иного временного предела, кроме построения государства, в котором отсутствуют антагонистические классы, богатые и бедные, униженные и оскорбленные.
У нашего классового противника, буржуазии, одни лишь имена Ленина и Сталина вызывает скрежет зубовный, т.к. с ними связаны самые величественные и счастливые годы жизни многонациональной России-СССР и позорные провалы и поражения современной буржуазной власти РФ.
Ленин и Сталин успешно выкорчёвывали класс паразитов в нашей стране и долгое время не давали ему произрасти снова. Потому буржуазии, чтобы отпугнуть массы трудящихся от революции, от советского лучезарного прошлого нужны Ленин и  Сталин лишь в виде пассажиров германских пломбированных вагонов и кровавых чудовищ.
А России и русскому народу нужны Ленин и Сталин как руководители рабочего движения, что стало особенно актуально ныне, когда Россия вновь превратилась в арену противостояния труда и капитала.
Нам нужны Ленин и Сталин как большевики-коммунисты, указывающие трудовому народу России пути к освобождению Родины от 5-й колонны проамериканских оккупантов. Наша уверенность в победе должна основываться на проницательных сталинских словах: «Будет и на нашей улице праздник». 
После губительного для судеб социализма в СССР и во всём мире ХХ съезда КПСС зияющие пустоты образовались в идеологии и политике партии, истории, в деле коммунистического воспитания, в мировоззрении и мировосприятии советских людей.
Соскользнувшая в троцкизм и оппортунизм, а затем и отказавшаяся от главных принципов марксизма-ленинизма верхушка партии и государства вознамерилась отделить Сталина от Ленина в истории советского периода. Дескать, Ленин заложил основы и расписал на будущее, как правильно построить социализм. Но тут появился нехороший Сталин и всё извратил своей борьбой с врагами народа и неоправданными жестокостями, идущими от его злобного характера.
При такой нелепой, субъективистской постановке вопроса остается непонятным, как всё-таки возникло могучее, экономически развитое социалистическое государство под названием Советский Союз, если 30 лет всеми процессами в нём руководил извратитель правильной линии? (Забегая вперёд, скажем, что установившаяся у нас в финале как раз этого оппортунизма власть буржуазной контрреволюции в данном вопросе оказалась более последовательной. Одинаково вымазала чёрной краской и Ленина, и Сталина. Одного, мол, германский генштаб привёз в закрытом вагоне в Россию делать революцию, а другой на основе его идей начал гноить население России в ГУЛАГе).
Более того, сползавшее всё ниже к примирению с капитализмом тогдашнее руководство СССР взяло на себя неблагодарную задачу отсечь Сталина от социалистического строительства в нашей стране вообще. Вроде как социализм строился народом сам по себе, а Сталин безумствовал и злобствовал в Кремле сам по себе. Такой бред несли, а уж тем более несут сейчас при буржуазном режиме, в отношении великого коммуниста, самого крупного и авторитетного после смерти Ленина политика ХХ века, в отношении человека, про которого при его жизни говорили «Сталин - это Ленин сегодня». Того, кто в 1945-м с Мавзолея Ленина принимал триумф созданной при его огромном участии социалистической державы - парад Победы над фашизмом, ударным отрядом капитализма.
Отделить Сталина от Ленина и построения социализма в СССР - задача заведомо невыполнимая. Ленин доказал возможность создания нового общества в отдельно взятой стране - Сталин такую возможность осуществил практически. В отсталой стране с преобладанием мелкобуржуазного населения это потребовало гигантских усилий и организационной работы, которые только такой партии и только такому её руководителю были по плечу.
За ленинским указанием, что социализм невозможен без развития тяжёлой индустрии, следовала сталинская установка на индустриализацию – «превратить нашу страну из аграрной в индустриальную, способную производить своими собственными силами необходимое оборудование...» 
Ленин предупредил, что мелким хозяйствам из нужды не выйти, и Сталин определил, как поставить социалистическое государство на вторую после индустриализации «ногу» коллективизации – «Выход в том, чтобы мелкие и мельчайшие крестьянские хозяйства постепенно, но неуклонно, не в порядке нажима, а в порядке показа и убеждения, объединить в крупные хозяйства на основе общественной, товарищеской, коллективной обработки земли с применением сельскохозяйственных машин и тракторов, с применением научных приёмов интенсификации земледелия».
Таким образом, каждый выдвигаемый Сталиным лозунг, - «Овладеть техникой!», «Кадры решают всё!», «Сделать колхозника зажиточным!» - означал новый этап, новое продвижение социалистического строительства, всегда опиравшегося на прочный фундамент ленинизма. Вплоть до знаменитого  - поднимавшего народ на смертный бой в годы Великой Отечественной – «Наше дело правое - победа будет за нами!» И всё это неуклонно выполнялось и осуществлялось! Силой освобождённого социалистической революцией от эксплуатации труда, в первую очередь. Но и доверием к руководителю, убеждённостью в правоте его политики тоже.
Так что С.М.Киров имел все основания сказать ещё в 1933 году о Сталине, как о великом организаторе гигантских побед. Сам Сталин, когда анализировал факторы побед, достигнутых советским народом, приоритет отдавал общественному строю.
Скажем, в победном 1945-м писал: «Социалистический строй, порождённый Октябрьской революцией, дал нашему народу и нашей армии великую и непреоборимую силу». Но сами по себе преимущества строя не проявляют себя автоматически. Они реализуются в ходе деятельности, направленной на достижение каких-то больших общественных целей. А ставят такие цели, превращают их в задачу сегодняшнего дня и направляют усилия народа на её решение те, кто знает о преимуществах строя, рассчитывает на них и понимает, как вызвать их к жизни. То есть политическое руководство.
Именно таким руководителем был Иосиф Виссарионович Сталин. На его примере мы можем увидеть, насколько значительной может быть прогрессивная роль личности, если эта личность правильно осознает своё предназначение и существующие общественные потребности. Служаки буржуйского агитпропа могут сколько угодно хихикать над словами В.М.Молотова: «Это наше счастье, что в трудные годы войны Красную Армию и советский народ вёл вперёд мудрый и испытанный вождь Советского Союза - великий Сталин». Вот, дескать, до чего подхалимаж доводит.
Насчёт подхалимажа неплохо бы обратить внимание на нынешние восторги официальных лиц по поводу государственных качеств «национального лидера» Путина; вот уж что никакого отношения к действительности не имеет. Но дело-то обстояло именно так. Воля вождя, помноженная на политическую мудрость, помогала раскрыться лучшему, что было в партии, народе, государстве.
Сталин послал на войну своих детей. Два его родных сына — Василий и Яков, а также приёмный сын Артём Сергеев с июня 1941 года сражались на её фронтах. Они не прятались от воинской службы за спиной своего родителя в тыловых обозах, в Англии, Швейцарии и Америке, в фальшивых аспирантурах, в банках и других «тёплых» местах, как чада и домочадцы нынешних представителей всех властных структур. Они храбро воевали. Василий участвовал во многих воздушных боях, сбил несколько самолётов противника. Яков в бою при выходе из окружения был ранен, попал в плен и впоследствии убит в немецком концлагере, не поддавшись на уговоры о сотрудничестве с врагом. Артём получил в течение войны множество ранений, в том числе и тяжёлых, но всегда возвращался в боевой строй. Разве это не пример достойного служения своему Отечеству?
Кто из детей и близких родственников высших чиновников российской власти, представителей ельцинско-путинского режима, участвовал в двух развязанных им чеченских войнах? Кто из них вообще служил в российской армии? Где, в каких «окопах» они отсиживались и отсиживаются? Нет ответа и нет примеров ни тогда, ни сейчас!
Советский народ и Красная Армия выиграли войну благодаря Сталинскому мудрому военному таланту. Это признавали абсолютно все полководцы, оставившие свои мемуары. Сталин выстоял две войны, два раза поднял страну из руин и заставил весь мир считаться с ней. Он не воровал миллиарды, не стал нуворишем, как и другие члены его правительства. Вся его жизнь — это беззаветное служение своей стране и народу.
И это характерно для любого периода «эпохи Сталина».
Хрущевский троцкизм и брежневский оппортунизм в СССР, привели к капиталистическому перерождению верхушки правящей партии, мы стали свидетелями всех стадий падения, от которых предостерегал Сталин: «Не убаюкивать надо партию хвастовством , а развивать в ней бдительность, не усыплять, а держать в состоянии боевой готовности», «Чтобы не ошибиться в политике, надо руководствоваться положениями марксистского диалектического метода, знать законы исторического развития», «Если начинает хиреть дело марксистско-ленинского воспитания наших кадров... а сами кадры перестают в связи с этим интересоваться перспективой нашего движения вперёд, перестают понимать правоту нашего дела и превращаются в бесперспективных деляг, слепо и механически выполняющих указания сверху, - то должна обязательно захиреть вся наша государственная и партийная работа».
За 30 лет после смерти Сталина, «социалистическая экономика» была доведена до полного маразма. Экономика Сталина, сумевшая выстоять в Войне против всей фашистской Европы, за 30 лет при Хрущёве и Брежневе, опустилась до состояния сырьевого придатка Запада. К этому времени, чтобы скрыть свою деятельность по разрушению сталинского хозяйства (а высшее руководство в отличии Хрущева и Брежнева прекрасно понимало, что оно вытворяет и куда тащит СССР-Россию), придумали замечательную сказочку о том, что в той же Войне советский народ побеждал прежде всего из-за «чуткого руководства Партии». А не благодаря более эффективной ЭКОНОМИКИ, работавшей на благо всех граждан страны.
 Пройдя все стадии падения, троцкизм-оппортунизм докатился до буржуазной контрреволюции 1991-93 годов и реставрации капитализма. А, следовательно, до крайней ненависти к Советской власти, коммунизму и социалистическому строю. И до крайней ненависти к Ленину и Сталину, как их воплощению.
Наглядный пример - Госдума, российский буржуазный парламент, приняла в качестве официального своего горе решения геббельсовскую образца 1943 года фальшивку о расстреле якобы НКВД польских офицеров под Смоленском. Лишь бы получить повод прокричать об ещё одном «преступлении сталинского режима». Один из оппонентов в давних спорах о роли Сталина в нашей истории, а такие споры не утихают со времён ХХ съезда, горестно воскликнул: «Неужели эта война перейдёт в столетнюю!?»  Может, в столетнюю, а может, и в 150-летнюю.
Да, мощные«интеллектуальные» силы пришли на подмогу хулителям СССР и социализма: то доктор политологии Мединский призывает вынести Ленина из Мавзолея, ссылаясь на мнение умершей ещё до Великой Октябрьской революции матери Ильича, то учёный-теолог выступает в соответствии с уже опровергнутыми тезисами речи Хрущева на XX съезде партии и западными штампами.
Но трудовой народ России должен понимать: спасение России и русского народа от погибели возможно только при опоре на классовую Ленинско-Сталинскую науку и практику.
Лидерам русских патриотических движений нечего делать ни на Болотных, ни на Поклонных митингах. Их место на заводах и фабриках, в среде рабочего класса. Только подняв рабочий класс на борьбу с буржуазией, Россия и русский народ спасутся от погибели. Иного пути нет.

"Философия и политика". Выпуск 5

"Философия и политика". Выпуск 5:






Автор и ведущий - доктор философских наук, профессор В.П.Огородников.Выпуск 5. Собственность как основание социальной системы.Ленинградское интернет-телевидение

понедельник, 30 июля 2012 г.

Сельская торговая сеть 1940 г.

Сельская торговая сеть 1940 г.: Сельская торговая сеть 1940 г.


К 1941 г. в 49 сельских районах Саратовской области, помимо райцентров, насчитывалось 910 сельсоветов и проживало 1 133 042 чел. сельского населения.

Согласно сводному отчету Саратовского облпотребсоюза торговая сеть последнего насчитывала:

39 раймагов
211 сельмагов
16 продмагов
17 культмагов
11 лесоскладов для розничной продажи
1 537 прочих магазинов и лавок
498 палаток, ларьков и киосков
22 развозные и разщносные сети
19 ресторанов
66 столовых
2 чайные с заезжими дворами
6 прочих предприятий и ларьков общественного питания


Можно грубо прикнуть: сложим сельсоветы с райцентрами — получим 959. На них приходится разных магазинов и лавок, не считая палаток и ларьков: 1831. Получается примерно по два. Жаль, что нет данных отдельно от райцентров. Впрочем, 30 райцентров являлись селами.

Тогда на один полноценный магазин приходится по 619 чел. сельского населения, т. е. население двух средних хрущевок.

Сталинская тройка как честь для подсудимого.

Сталинская тройка как честь для подсудимого.: Оригинал взят у ihistorian в Сталинская тройка как честь для подсудимого.
По поводу свежей записи одного из топ-блогеров.

Комменты рядовых блогеров, обкурившихся за последние 25 лет антисоветчикой пропаганды, показательны.

В чем настоящая трагедия 1937 г.?

1) В том, что действительно пострадали невиновные. С этим сразу по горячим следам разбирались: перепроверяли дела, передопрашивали свидетелей, наказывали нарушивших закон следователей, наказывали лжедоносчиков. Почему такое произошло? Ежов и группа приближенных к нему чекистов дали показания, что доведением репрессий до абсурда, уничтожением сталинцев и управляющего звена пытались дестабилизировать положение в стране в предверии войны. Так это было или нет — на данный момент понять невозможно, т. к. ключевые архивные документы недоступны исследователям.

2) В том, что вполне рядовые враги народа, в обычное время отправляемые валить лес в лагеря, вдруг были расстреляны. Почему были применены столь чрезвычайные меры, — на данный момент понять невозможно, т. к. ключевые архивные документы недоступны исследователям.

А о чем думают хомячки-антисоветчики, если таковые вообще способны на самостоятельное мышление?

1) "Сталинская тройка — ужас-ужас, я счас описаюсь».

Идиоты. Тройка — это три судьи из чиновников самого высокого ранга в этом районе-области. Таких судей невозможно подкупить, на таких судей невозможно надавить на местном уровне, т. е. воздействие местных страстей по подавляющему числу большинству приговоров практически исключено.

А сегодня вас судит один судья и вы соревнуетесь, кто вернее его купит или у кого лучше знакомства.

Сталинская тройка сама по себе — это честь для подсудимого.

2) "Ах несчастного преступника расстреляли»

Идиоты-шизофреники. Ибо эти же граждане в своем большинстве при всех опросах поддерживают восстановление смертной казни.

Правда, современные граждане желают смертной казни прежде всего для сексуальных маньяков, но это просто особенность нашей эпохи: неумеющих делать детей шокирует прежде всего чрезвычайная сексуальная активность. А вот наши деды больше боялись предателей, может поэтому и в войне победили.


Комментарии - по ссылке.

воскресенье, 29 июля 2012 г.

Д.В.Игошин. "Возрождение Советской власти". 1997 г.

Великая Русская Революция


Именно так, каждая слово с большой буквы. А почему нет? Почему французы так называют свою революцию? Почему они гордятся ею? Разве меньше крови она принесла, разве не было массовой эмиграции и гильотин? Да потому что она изменила жизненный уклад не только страны, но и мира, она принесла новую эпоху человеческому обществу. Пусть англичане устроили подобную революцию веком раньше, но не смогли ее сохранить. Поэтому для мира символом смены эпох стала французская революция – предмет национальной гордости французов. Не многие страны в своей истории имеют подобные мировые символы. Франции есть чем гордиться. Англичане тоже гордятся своей революцией и Кромвель у них национальный герой, несмотря на то, что в стране победившей монархии срубил голову царствующему монарху. И американцы празднуют День независимости, фактически день своей революции, освобождение не от чужеземного ига, а от собственного монарха. Восставшая провинция сбросила королевскую власть и отделилась от собственного государства – давайте не будем прятаться за лукавые термины и прямо назовем всё своими именами. И на протяжении веков США радостно это празднует.


Россия тоже сейчас празднует День независимости, день нашего позора. День, когда мы предали и продали наших предков, их труды и завоевания, когда отказались от земель, политых их кровью, когда отказались от сакральных символов, принесших нам, русским, советским, мировую славу. Нам всё вывернули наизнанку, все нормальные понятия, всё белое назвали черным, а черное белым. Вместо гордости за самое великое мировое деяние – за Великую Русскую революцию – нам внушаю чувство стыда.

Это было сделано искусно, шаг за шагом, как паук плетет свою паутину, так и наши мозги заплетали тонкими нитями обмана, подтасовок, мифов. Давайте разберем каждый термин, давайте откроем себе глаза.

1) Революцию называют переворотом. Это тоже самое, если бы Французскую революцию назвали штурмом Бастилии. Захват Зимнего дворца конечно не есть сама Революция, также как и выстрел Авроры, это один из ее эпизодов. Революция гораздо объемнее и она заняла годы, с приливами и отливами. Она ознаменовала падение одной эпохи и приход другой и это произошло не в единый день, ни в единый миг. Да, Ленин произнес с трибуны 2 съезда: «Пролетарская революция совершилась!» Но это было только начало, только первый толчок ребенка в утробе матери. Ей еще предстоит пройти через муки родов. Ей еще предстоять явить миру новое, юное дитя. И эта мать – Россия. И это дитя – Революция.

Ленин: «Они слыхали и признавали «теоретически», что революцию следует сравнивать с актом родов, но, когда дошло до дела, они позорно струсили, и свое хныканье дрянных душонок превратили в перепев злобных выходок буржуазии против пролетариата Рождение человека связано с таким актом, который превращает женщину в измученный, истерзанный, обезумевший от боли, окровавленный, полумертвый кусок мяса. Но согласился ли бы кто-нибудь признать человеком такого «индивида», который видел бы только это в любви, в ее последствиях, в превращении женщины в мать? Кто на этом основании зарекался бы от любви и от деторождения?» 

2) Великая. Почему она великая? Потому что всё остальное, произошедшее с миром после, несет ее след, является производной от нее. И Великая Победа в Мировой войне, и полеты в космос, и изменившийся, освободившийся от колониализма, мир. Надеюсь статью не читают дебилы, серьезно утверждающие, что при царе мы полетели бы в космос уже в 1930. Да-да-да, встречаются и такие. Слава Богу, все, пусть и с зубовным скрежетом, но соглашаются, что без индустриализации и коллективизации Победы бы не было. Конечно, они не преминут найти другие поводы, чтобы отмазаться от Революции, вплоть до того, что Победа была не нужна, расхваляя нам «бочку варенья и корзину печенья» или «немецкое пиво и баварские сосиски». Но с подобными выродками разговор должен быть один – пуля. Никаких умствований о перевоспитании и гуманизме. Бешенных собак надо уничтожать, в этом и состоит высший гуманизм для общества.

Именно революция, создание нового общество дало всему миру толчок к техническому развитию, этой гонке двух систем не только в военной области, а во всех сразу, соревновались даже в гуманизме и экологии. Это соревнование между двумя мирами вырвало человечество из старого, привычного мира и швырнуло далеко вперед в развитии.

Нам приводят примеры бескровных революций, например Ганди. Что смог бы сделать этот старик со своим непротивлением злу без мощи, незримо стоящего у него за спиной Советского Союза? То же, что и великий его предшественник Толстой, т.е. ничего, кроме красивой теории. Это не внезапно проснувшийся стыд англосаксов заставил их убраться с чужой земли, это невозможность применить силу, оружие, против отвергнувших их индийцев. Не будь сильного дядьки – СССР, Индия просто очередной раз умылась кровью.

Куда не сунешься, в какую национально-освободительную войнушку, отовсюду торчат советские ушки. И это сейчас ставят нам в упрек, что мы помогали народам мира избавляться от чужеземных колонизаторов, от рабства. Даже упрекают, что мы делали это безвозмездно, что помогали, строили, учили. Им не понять, что в мир пришла другая мораль. Мораль Великой революции. И она уже не наша, она принадлежит миру. Хоть мировые властители и считают, что убив Советский Союз, они уничтожили и ее. Нет, она жива, она пропитала воздух планеты. Мораль дружбы и взаимопомощи. Мораль, что нельзя жить счастливо, в довольстве, когда на одной с тобой планете бедствуют другие люди. Нельзя жить только для себя. И это убить не удалось.

Ленин: «Никакая сила в мире не может взять назад того, что Советское государство было создано. Это — всемирно-историческая победа. Сотни лет государства строились по буржуазному типу, и впервые была найдена форма государства не буржуазного. Может быть, наш аппарат и плох, но говорят, что первая паровая машина, которая была изобретена, была тоже плоха, и даже неизвестно, работала ли она. Но не в этом дело, а дело в том, что изобретение было сделано. Пускай первая паровая машина по своей форме и была непригодна, но зато теперь мы имеем паровоз. Пусть наш государственный аппарат из рук вон плох, но все-таки он создан, величайшее историческое изобретение сделано».

3) Наконец, Русская. Казалось бы уж это бесспорный факт! Ничего подобного! Нам всё время пытаются доказать: «я не я и лошадь не моя». Каких только «виновников» революции нам не притаскивают. То немцы с их гениальным генштабом, пломбированным вагоном и деньгами, то хитроумные англичане (по новой версии стариковых), то мировое правительство, то сионские мудрецы, то латышские китайцы. РатУйте, люди добрые, нас грабят! Хотят у нас отобрать наше величайшее мировое достижение, наш подвиг. Думаете это началось недавно? Ничего подобного. Нате – выкусите. Всё, что нам сейчас притаскивается, все эти волкогоновско-латышевско-арутюновские версии, они все были выдуманы гораздо раньше, еще в деникинском ОСВАГе. Это еще тогда русских пытались убедить, что революцию сделали нерусские, только результаты Гражданской войны показали, что непосредственных свидетелей происходящего обмануть не удастся. А вот их правнуков удалось. Хотя казалось бы это сделать невозможно, потому что все эти мифы давным давно разоблачены, только надо захотеть узнать правду. Но правду знать не хотят. Потому что если убедили толпу, что революция это плохо, то уж она сама себя легко убедит, что никакого касательства к ней не имеет.

Ленин: «Мы это дело начали. Когда именно, в какой срок, пролетарии какой нации это дело доведут до конца — вопрос несущественный. Существенно то, что лед сломан, что путь открыт, что дорога показана Из империалистической войны, из империалистического мира вырвала первую сотню миллионов людей на земле первая большевистская революция. Следующие вырвут из таких войн и из такого мира все человечество.»

Стоит ли нам отказываться от наших достижений, от нашего прошлого, от всемирного будущего?

Лев Карсавин, высланный в ноябре 1922 вместе с группой из сорока пяти деятелей науки и культуры (Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, С. Л. Франк, И. Ильин и др.) из Советской России в Германию, через 10 лет после революции писал: «необходимо  покончить с глупою сказкою (или с новым "кровавым наветом" — все меняет свои формы, даже клевета), будто евреи выдумали и осуществили русскую революцию. Надо быть очень  необразованным исторически человеком и слишком презирать русский народ, чтобы думать, будто евреи могли разрушить русское государство. Историософия, достойная атамана Краснова и, кажется,  позаимствованная им у Дюма-отца, который тоже обвинял в устройстве французской революции графа Калиостро!»

Я могу приводить цитаты из многих цитат непосредственных свидетелей, признанных ученых и философов, противников Советской власти о Русской революции, о ее русскости. Правда эти откровения предназначались не для быдла, а для равных себе, но самообманывающихся единомышленников.

Николай Устрялов, бывший заведующий колчаковским Бюро печати пишет в 1921 году: «Нет, ни нам, ни "народу" неуместно снимать с себя прямую  ответственность за нынешний кризис — ни за темный, ни за светлый его лики. Он — наш, он подлинно русский, он весь в нашей психологии, в нашем прошлом... И если даже окажется  математически доказанным, как это ныне не совсем удачно доказывается подчас, что  девяносто процентов русских революционеров — инородцы,  главным образом евреи, то это отнюдь не опровергает чисто  русского характера движения. Если к нему и прикладываются "чужие" руки, — душа у него, "нутро" его, худо ли, хорошо ли, все же истинно русское — интеллигентское, преломленное сквозь  психику народа».

Для малообразованной, для неграмотной России изготавливались совсем другие «доказательства» и утверждения: «...Вся власть над русским народом попала в руки комиссаров-чужеземцев. Они — в  совнаркоме, они — в совдепах, они — в чрезвычайках. И стали они губить и грабить русский народ. Кричали все о буржуях и капиталистах. На деле же ни буржуев, ни капиталистов не трогали, а священников, офицеров и всех вообще, кто мог бы заступиться за русский народ и за русскую землю, стали уничтожать без всякой пощады». Далее следовал простой совет, «как пособить горю»: прогнать от себя  чужеземцев-комиссаров, «взять и передавить, как клопов поганых». (Малюта Скуратов. Что делать рабочим и крестьянам? // Народная мысль. 1919. № 1. С. 2-3.). Для большей доходчивости плакат с русской девушкой в кокошнике, олицетворяющей Россию, над которой измывается еврей Троцкий. Самое интересное, что наши, казалось бы, образованные современники на деле оказались такими же малограмотными и ведутся на подобную низкопробную агитацию. Верят в нее как младенцы. 
У них сей плакат с Россией, взывающей: «Русский, спаси меня», вышибает настоящую слезу. Вот эти, «выбравшие сердцем», псевдо-русские и губят страну, предают ее искренне. Страшны не продажные предатели, а обманутый народ. Но сколько можно обманываться? На чью мельницу льются эти слезы, кому они выгодны? Ты плачешь? Ты хочешь спасти Россию? От кого? Оглянись! Подумай…

Ленин: «Надо иметь мужество глядеть прямо в лицо неприкрашенной горькой правде. Надо измерить целиком, до дна, всю ту пропасть поражения, расчленения, порабощения, унижения, в которую нас теперь толкнули. Чем яснее мы поймем это, тем более твердой, закаленной, стальной сделается наша воля к освобождению, наше стремление подняться снова от порабощения к самостоятельности, наша непреклонная решимость добиться во что бы то ни стало того, чтобы Русь перестала быть убогой и бессильной, чтобы она стала в полном смысле слова могучей и обильной».

Не опускай руки, не падай духом.

Ленин: «Революцию похоронили. Ее гложут черви. Но революция обладает свойством быстро воскресать и пышно развиваться на подготовленной почве. А почва подготовлена замечательно, великолепно».

Речь Святослава перед христианским чернецом.flv

"Красная армия" Оливера Кромвеля и Богдан Хмельницкий

"Красная армия" Оливера Кромвеля и Богдан Хмельницкий:

Последние восемь с половиной десятков лет считалось, что сформированная по декрету от 15(28) января 1918 года Рабоче-крестьянская Красная армия — революционная регулярная армия нового образца — не имела аналогов в военной истории. Однако 360 лет тому назад член английского парламента Оливер Кромвель сформировал для борьбы против войск Карла І армию под названием «Новая модель». Именно ее взяли за основу большевики при создании собственной революционной армии.

Оливер Кромвель

Великий английский полководец, политик и дипломат Оливер Кромвель родился 25 апреля 1599 года в семье сэра Генри Кромвеля в Гентингдоне, небольшом городке одноименного графства. Сэр Генри в разное время занимал должности мирового судьи и городского бейлифа. Семья была пуританской, с традиционными и четко установленными правилами поведения, ее идеалами были деловой практицизм и глубокое убеждение в том, что каждый поступок на виду у Бога и к делам своим надо относиться как к молитве. Тон в семье задавала мать Оливера, в девичестве Элизабет Стюарт. Ее требования к сыну подкреплял и школьный учитель будущего лорда-протектора королевства — Томас Бирд, известный своей книгой «Театр божественных воздаяний». Все сущее для Бирда воплощало борьбу между Господом и дьяволом, в которой «святые» (пуритане) сражались на стороне Бога и были уверены в победе, так как к ней их вел Господь. И мать, и школьный учитель сформировали мировоззрение будущего великого политика и полководца: в различные периоды своей жизни Оливер Кромвель всегда неустанно повторял своим единомышленникам и солдатам, что все их победы — суть благое воздаяние за «божье дело», которое они защищают с Библией и мечом в руках, а все поражения их врагов — суть карающее воздаяние за то, что они выступают против «ратников Бога».



Окончив городскую гимназию в 1616 году, Оливер стал студентом Сидней-Сассекса, самого пуританского из колледжей Кембриджа, но проучился там лишь год. Летом 1617 года скончался его отец, и пришлось вернуться домой, чтобы помочь матери вести хозяйство: Оливер был единственным мужчиной в семье, у него было шестеро сестер. Наладив хозяйство и приведя в порядок отцовское наследство, Оливер в 20 лет покинул родной город и поехал в Лондон изучать право, но где именно он учился, история умалчивает. Зато известно, что в августе 1620 года он женился на старшей дочери богатого лондонского торговца мехами и вскоре вместе с молодой женой вернулся в родной город. Там он прожил 11 лет, в течение которых Элизабет родила ему семерых детей, из которых выжили две дочери и четыре сына.
Высокие моральные устои семьи, порядочность и честность в ведении дел, непримиримость в делах религии — все это снискало уважение к Кромвелям, но их материальное положение было плачевным. Оливер продал дом и выехал с семьей в городок Сен-Айве, что в соседнем Кембриджшире, однако и там было тяжело. Но вот в 1636 году умирает дядя Оливера Томас Стюарт, брат его матери. По завещанию дяди Оливер получил значительное состояние, переехал в городок Или и стал там одним из уважаемых сквайров в графстве. И когда в 1640 году Карл І решил созвать новый парламент, Оливер Кромвель стал одним из двух депутатов от Кембриджа в Палате общин, а затем членом Палаты общин в парламенте следующего созыва. Так Оливер Кромвель стал политиком.

В сорок лет Оливер выглядел типичным деревенским дворянином-пуританином: он носил скромную одежду темно-серого цвета, белье из простого полотна, а белый широкий воротник рубахи выпускал поверх лацканов пиджака. Лицо его было одутловатым, мясистым, нижняя губа выдавалась вперед, и поэтому Оливер носил небольшие усы, скрывавшие этот недостаток. Темно-каштановые, немного вьющиеся волосы свободно падали на белый пуританский воротник. Голос его был резким, скрипучим и неприятным, но речь — лаконичной, логичной и пылкой. Как-то роялист сэр Филипп Уоррик спросил о нем одного из лидеров парламентской оппозиции Джона Гемпдена: «Кто этот неряшливый сэр?» Тот ответил: «Этот «неряшливый» человек, которого вы видите перед нами, если мы, не дай Бог, дойдем до разрыва с королем… станет одним из величайших людей в Англии». Уже потом, эмигрировав во Францию, сэр Уоррик вспоминал об этом разговоре в своих мемуарах. А тогда, глядя на Кромвеля, скрипучим голосом попрекавшего королевскую администрацию с трибуны Палаты общин, сэр Филипп лишь недоуменно пожал плечами.

Карл І Стюарт


Политическим противником Кромвеля был Карл І из династии Стюартов, сын Иакова І и Анны принцессы Датской, король Англии и Шотландии. В описываемый период английской истории ему было 40 лет; они с Кромвелем были почти одногодки. Карл был женат на принцессе Генриетте, дочери французского короля Генриха ІV Наваррского. Он занял английский престол только в 1616 году, после смерти двух старших братьев, и сразу же попал под влияние герцога Бекингема (того самого, о котором так проникновенно написал Александр Дюма в «Трех мушкетерах»). Влияние это было пагубным: из кроткого и покорного богобоязненного юноши получился грубый, высокомерный и заносчивый король, никогда не понимавший ни придворных и военачальников, с которыми его сводила судьба, ни главных стремлений своего народа. Политиком и дипломатом он не был.

Его падение началось с того, что он потребовал у первого созванного им в 1625 году парламента утвердить субсидии на войну с Испанией. Парламент согласился дать 140.000 фунтов стерлингов, но при условии введения нового «бочоночного налога», что крепко ударило по сквайрам и йоменам. Не получив желаемого результата, Карл І распустил парламент. Однако созванный на следующий, 1626 год, парламент начал с того, что потребовал суда над герцогом Бекингемом. Король попытался защитить своего фаворита в Палате лордов, но это не помогло, и Карл І вновь распустил парламент.


К тому времени, о котором идет речь, Карл І оказался «в долгах, как в шелках» и вынужден был вновь обратиться к парламенту, без которого он обходился 11 лет. Именно тогда Оливер Кромвель впервые стал депутатом. На первом же заседании Палата общин потребовала от короля отчета о том, что было сделано в Англии за то время, пока он правил без парламента. Тогда Карл І вновь распустил парламент, и возмущение народа обратилось против его администрации.
Следует возвратиться к тому времени, когда была создана и подписана «Великая Хартия Вольностей», о которой народные представители не вспоминали на протяжении всего правления династии Тюдоров. Согласно этому документу, отношения короля и народа были строго регламентированы: король заботился о благосостоянии народа, а народ присягал ему на верность; но коль скоро король этого не делал, то народ мог через парламент призвать его к ответу.
В 1640 году представители распущенного королем парламента вспомнили об этом документе. Волей-неволей, в ноябре Карлу І пришлось вновь созвать парламент, и снова в Палате общин оказался Оливер Кромвель. На заседании 11 ноября 1640 года он первым потребовал суда над графом Стрэффордом. Лорд Стрэффорд, глава королевской администрации в Северной Англии и Ирландии, а также королевский казначей Уэстон и архиепископ Лодд так устроили свои дела, что народ волком выл от непомерных налогов. Кроме того, тайный резидент римского Папы под видом отлучения от церкви злостных неплательщиков налогов начал гонения на пуритан с целью реставрации католицизма в Англии; многие пуритане уехали в североамериканские колонии.

Речь Кромвеля поддержали: Стрэффорд и Лодд были арестованы в тот же день и отправлены в тюрьму. Пожертвовав своим министром, король остался в одиночестве, а парламент фактически захватил власть в столице. В мае 1641 года, по окончании следствия, лорд Стрэффорд был прилюдно обезглавлен. Пройдет только восемь лет, и на этом месте такая же участь постигнет и короля. А пока парламент, набирая силу, упразднил все сформированные королем незаконные трибуналы, в том числе и «Звездную палату», принял закон, по которому время от роспуска старого парламента до начала работы нового не могло превышать трех лет, а король не имел права распустить парламент без его согласия на это.

Терпение Карла І иссякло, и в январе 1642 года, обвинив трех членов Палаты общин в тайных сношениях с шотландцами, он потребовал их ареста и даже направился со свитой в Вестминстер, где заседал парламент, чтобы самолично произвести аресты. Но, как тогда смеялись обыватели, «птички улетели в Сити». Король и его «войско» поспешили туда, но жители этого района столицы, собравшиеся толпами на улицах, окружили кортеж Карла І, а шерифы отказались выполнить его приказ и разогнать толпу. Король возвратился во дворец, а депутаты, бежавшие в Сити, вновь заняли свои места в Палате общин под охраной городских стражников.
Король собрал совет, на котором присутствовало подавляющее большинство членов Палаты лордов и несколько человек из Палаты общин. На совете было решено: король едет на север страны, собирает войска и выступает против своей столицы и парламента. Вечером того же дня Карл І, лорды и придворные покинули Тауэр. Кортеж взял направление на Йорк. Наступил 1642 год. 360 лет тому назад Англия стояла на пороге гражданской войны.

Парламент и король собирают силы

Король поселился в Йорке. Командовать войсками он назначил своего племянника принца Руперта (Рупрехта). Со всего севера Англии и из Шотландии к Карлу стекались добровольцы. Его войско должно было состоять из дворянского ополчения, а также наемных солдат, для чего были необходимы средства, а это, в свою очередь, требовало внешних займов, так как казна осталась в Лондоне. Некоторые историки считают, что Карлу пришлось обратиться к еврейской общине в Испании, но документально это не подтверждено. Чтобы дать залог под заем, король хотел заложить серебряную посуду, хранившуюся в столице. Но Кромвель, сформировав на собственные средства два волонтерских отряда, взял серебро под свою охрану — король лишился драгоценностей на 20.000 фунтов стерлингов.

Парламенту также требовались собственные войска, чтобы защитить себя и Лондон. В марте 1642 года парламент издал ордонанс, по которому лорды-лейтенанты графств должны были собрать волонтеров, годных для военной службы. 4 июля парламент учредил Комитет обороны, возглавивший формирование армии, а 12 июля было издано постановление о создании армии. Главнокомандующим был назначен граф Эссекс.
Началом гражданской войны в Англии считают 22 августа 1642 года: в этот день король Карл І поднял свой штандарт в Ноттингеме. Это означало официальное объявление войны парламенту в Лондоне. 29 августа Оливер Кромвель на свои средства приступил к формированию отряда кавалерии на главной площади своего родного города Гентингдона. В обращении к волонтерам он сказал: если случится, что король лично окажется во вражеском строю, который он (Кромвель. — Авт.) должен атаковать, то он разрядит в него свой пистолет, как в любого другого человека. И, если им (солдатам) совесть не позволяет поступить подобным образом, то он не советует им находиться под его (Кромвеля) командованием.

Первый блин — комом

9 сентября 1642 года первым выступило против противника парламентское войско в 20 тыс. ружей и сабель. Командующий, граф Эссекс, шел медленно, не торопясь. В Нортсемптоне его армия расположилась на отдых. Король, решив воспользоваться этой медлительностью, двинул свои небольшие силы прямо на Лондон. Только по прошествии почти двух недель парламентский командующий понял свою ошибку и двинулся на Вустер, чтобы перехватить короля. Он нагнал Карла на подступах к Оксфорду, у высоты Эджхилл, 12 октября 1642 года.
Королевские войска были лучше вооружены, обстреляны, а главное — имели хорошо организованную кавалерию. Граф Эссекс потерял по дороге почти 6 тыс. человек — дезертиры и больные, силы противников были практически равны — по 14 тыс. солдат и офицеров. Оба противника-англичанина построили свои порядки одинаково: в центре была пехота, на флангах — кавалерия. Принц Руперт с королевской кавалерией атаковал первым и опрокинул правый фланг графа Эссекса, но затем солдаты увлеклись преследованием противника и стали грабить обозы. Королевская пехота осталась без прикрытия. Это увидел Оливер Кромвель, конный отряд которого прикрывал левый фланг пехоты. Он сразу же ударил по открытому правому флангу противника, потеснил пехоту и ударил по тылу кавалерии Руперта. Парламентская пехота пошла в атаку. Казалось бы, удар конного отряда Кромвеля должен был привести и к более решительным действиям его войск, но этого не произошло. Королевская пехота оправилась, вернулась на свои позиции, вставила в рогатки аркебузы и дала залп по противнику. Парламентская пехота ответила, перестрелка длилась до самой ночи.

Утром 24 октября к Эссексу пришло подкрепление, но он решил отступить, а герою прошлого дня, Оливеру Кромвелю, сделал выговор за самовольную атаку. Боевое крещение показало, что парламентская кавалерия по всем параметрам проигрывает королевской.

Армия «Новая модель»

Оливер Кромвель, овеянный славой Эджхилла, выступил в Палате общин. Он подверг анализу действия армии парламента, умолчав при этом об ошибках графа Эссекса. В этом проявился еще один талант великого пуританина: он стал политиком-дипломатом, решив избавиться от Эссекса и ему подобных совершенно иным путем — законным. Но первым необходимым шагом Кромвель считал замену кадрового состава армии и высказал ключевую идею: «Чтобы сразиться с людьми чести (такими тогда считали дворян), мы должны иметь людей религии (пуритан), а где их найти, я знаю...»
Таким образом, за 276 лет до ленинского декрета о формировании Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), Оливер Кромвель предложил парламенту создать армию нового образца — революционную регулярную классовую армию, которая вошла в мировую военную историческую науку под названием «Новая модель». Перед своим выступлением в Палате общин Кромвель говорил об этом с Гемпденом: «Ваши (парламентские) силы в основном состоят из старых, дряхлых военных служак и пьяниц, а их (королевские) — из сыновей джентльменов и почтенных людей. Неужели вы думаете, что души этих низких и подлых людей когда-нибудь будут в состоянии померяться силами с джентльменами, обладающими честью, мужеством и решимостью?.. Вы должны набрать людей такого духа, который заставил бы их вести себя по-джентльменски; в противном случае, я уверен, вас опять разобьют».
Великий пуританин противопоставил воодушевление воинов, идущих в бой за правое дело, «дело божье» — королевскому воинству, воспитанному на рыцарских, феодальных понятиях войны. Он настаивал на полном обновлении вооруженных формирований парламента — личного и командного состава, организации, структуры и баланса родов оружия. Кромвель также указал членам Палаты общин на необходимость быстрой и эффективной победы, так как в противном случае народ, силы которого не безмерны, повернется против парламента. Четко, пункт за пунктом, выдвигал он тезисы реформы парламентских вооруженных сил и фактографически доказывал необходимость скорейшего их внедрения.

Естественно, что командовать «божьими воинами» должны выходцы из той же среды, пользовавшиеся в ней достаточным авторитетом. Но для этого необходимо было напрочь сломать традиции подбора офицерского корпуса, существовавшие в то время в вооруженных силах всех стран Европы и Азии. Традиционно офицерский корпус формировался исключительно из дворянского сословия, а солдаты — из низшего, и отношения господ и рабов автоматически переносились в вооруженные силы. Исключение составляли лишь наемники, для которых главным стимулом военной службы была оплата. Такая армия победить короля не могла.

Кромвель обратил внимание членов Палаты общин на графства Восточной Англии. Там со времен Ричарда Львиное Сердце наиболее многочисленной прослойкой сельского общества были свободолюбивые йомены-фригольдеры, которые считались наиболее яростными приверженцами Реформации, антипапистами и ревностными пуританами. При первых представителях династии Стюартов эти графства были очагом фундаментального кальвинизма. Еще только формируя свою конницу, Кромвель через посредников разыскивал там «людей духа», «божьих ратников». Посредниками Кромвеля были пуританские проповедники, один из которых, Ричард Бакстер, оставил мемуары, в которых писал: «Он особенно заботился о наборе в свой отряд религиозных людей. Эти люди обладали большим пониманием, чем обычные солдаты, и поэтому больше представляли важность и последствия войны. Они воевали не ради денег, а во имя того, что считали своей целью, — общественного блага». Именно из этих людей, проявивших талант увлекать за собой остальных, Кромвель решил создать офицерский корпус армии «Новая модель».


Однако Палата общин до сих пор назначала офицерами в свою армию военных профессионалов из числа своих членов. Кромвель задумал сломать эту традицию, открыв дорогу своим «божьим людям». И это ему удалось. 19 декабря 1644 года под впечатлением речей Кромвеля и его сторонников был принят «Билль о самоотречении», по которому члены парламента не имели права занимать военные должности. Первым кандидатом на уход из армии был лорд Эссекс, вторым — Оливер Кромвель. Однако, когда солдаты узнали о том, что их любимый полковник вынужден их оставить, они направили петицию в парламент, и депутатам ничего не оставалось, кроме как в порядке исключения просить полковника Кромвеля вернуться в армию. Все же остальные офицеры — члены парламента — из армии ушли.

Парламент принял концепцию Кромвеля «Новая модель» и подтвердил это постановлением Палаты общин от 15 февраля 1645 года. Вместо прежнего территориального ополчения отдельных графств, которое иногда отказывалось воевать за их пределами, была учреждена новая регулярная армия, централизованно финансируемая общественными средствами. Ее главнокомандующим, генералом, был назначен Томас Ферфакс, его заместителем, генерал-лейтенантом, командующим парламентской кавалерией — Оливер Кромвель, прибывший в армию 13 июня, накануне решающей битвы с армией короля.

Боевое крещение при Нэзби

Ранним утром 14 июня 1645 года, когда первые лучи восходящего солнца коснулись креста сельской церквушки деревни Нэзби, что стояла на восточной стороне дороги из Ноттингема, Кромвель, сидевший на вороном коне в солдатской каске и простой стальной кирасе, указал на освещенный золотом крест и воскликнул: «Божьи ратники, видите, сам Господь с нами, он посылает нам знаменье и мы победим!» Кирасиры обнажили головы, и проповедники, бывшие в каждом взводе, прочли молитву.
Солдаты короля Карла І, одетые в белые кафтаны (их называли «белокафтанниками»), увидели на юге ярко освещенную красную линию и воскликнули «Вот она, Красная армия, изменников короля!» Действительно, принимая постановление о регулярной английской армии 19 февраля 1645 года, парламент предусмотрел унифицированную форму одежды — «красный мундир из сукна хорошего качества». Таким образом, в народе армия парламента получила название «Красной армии», а королевская — «Белой армии». Большевики прекрасно знали военную историю: Фридрих Энгельс даже написал серию статей по военной истории и военному искусству для «Новой американской энциклопедии». Поэтому нет ничего удивительного в том, что некоторые аспекты построения армии Оливера Кромвеля и ее название они заимствовали, но при этом «забыли» указать источник, а выдали это за собственное «изобретение», заменив только пуританских проповедников армии Кромвеля политическими комиссарами. Но, так или иначе, первые сведения об этом большевики почерпнули из статей Фридриха Энгельса, написанных в 1857 году.

Увидев построенную для боя армию парламента, Карл I решил отойти на север, так как Ферфакс имел двойное численное превосходство. Но принц Руперт убедил короля принять бой, указав на превосходство в качестве кавалерии. Принц командовал кавалерией правого фланга королевских войск. Против него стоял генерал-комиссар Айртон, зять Кромвеля, женатый на его старшей дочери, а командиром одного из полков был старший сын Кромвеля — Оливер. Принц Руперт решил сначала ударить по Айртону, смять левое крыло парламентской армии, занять деревню Нэзби и, таким образом, выйти в тыл Ферфаксу. Но он упустил из вида мощную кавалерийскую группировку Кромвеля, которая могла ударить по левому флангу королевской пехоты.
Принц Руперт смял кавалерию Айртона и вышел во фланг и тыл пехоте Ферфакса. Королевские кавалеристы, как обычно, бросились преследовать драгун Айртона, рассыпались по полю и теперь их было весьма сложно снова собрать в ряды. Когда Кромвель увидел, что на его зятя навалился принц Руперт, он ударил по королевской коннице генерала Ландгейля. Кромвель лично повел своих «железнобоких» в атаку. Среди кирасир скакали пуританские проповедники в черных одеждах с большими белыми воротниками, с крестами в правой руке и библиями в левой, громкими криками призывая «божьих ратников» победить «неверное войско царя Ирода». Отбросив драгун Ландгейля, Кромвель ударил во фланг королевской пехоте. Противник дрогнул, и тут с фронта ударил Ферфакс. Разгром был полным. Король, бросив поле боя, ускакал со своим двором и телохранителями. Принц Руперт, которому наконец удалось собрать свою конницу, увидел разгромленный центр своей позиции. Он решил не продолжать бой, поспешив за королем.

Армия, созданная Оливером Кромвелем, выдержала экзамен на зрелость. Из ее среды выдвинулись такие талантливые военачальники, как полковник Прайд — бывший извозчик, полковник Хьюстон — бывший сапожник, полковник Фокс — бывший котельщик, полковник Рейнсбро — бывший корабельный шкипер и генерал-комиссар Генри Айртон — бывший сквайр. Все они никогда раньше не брали в руки оружие, но были ревностными пуританами. Шотландский полководец Лесли, имевший опыт Тридцатилетней войны, отозвался о «Красной армии» так: «Европа никогда не имела лучших солдат». Радость победы омрачала лишь гибель сына Оливера, но отец принял это стойко: «на то воля божья».

В отличие от своих единомышленников, Оливер Кровель понимал, что пока жив Карл I, гражданская война будет длиться, и сделал все, чтобы заполучить короля в руки парламента, судить его как предателя народа и казнить.

Предательство и смерть

После освобождения 24 июня 1646 года Оксфорда парламентскими войсками король направился в Шотландию в надежде склонить местных графов на свою сторону. Но резиденты Кромвеля не дремали, и в декабре 1646 года между шотландскими военачальниками и Кромвелем была достигнута договоренность: парламент выплачивает 400.000 фунтов стерлингов (деньги, которые король не уплатил шотландским наемникам за участие в войне против парламента), а они, в свою очередь, передают Карла I в руки парламента. В январе 1647 года предательство свершилось. Под эскортом «железнобоких» король проследовал в замок Холденби. На всем пути от границ Шотландии и до замка звонили колокола, роялисты возглашали: «Боже храни короля!» Жизнь знатного пленника была весьма комфортна — с затратами парламент не считался, так как был не прочь затеять с Карлом І переговоры и выторговать себе привилегии, а тут еще Ирландию охватило восстание.

Кромвель понял, что если все эти действия парламента не прекратить, то договор с королем состоится и платой за парламентские привилегии будет его голова. Он сделал все, чтобы над королем состоялся народный суд и добился своего. Суд был открыт для публики 27 января 1649 года. Главный судья Бредшоу вышел в красной мантии, чтобы огласить приговор: «Упомянутый Карл Стюарт, как тиран, изменник, убийца и публичный враг, присуждается к смертной казни через отсечение головы от туловища». Приговор подписало 99 человек.

На площади, с трех сторон огороженной зданиями королевского дворца Уайтхолла, народ собрался еще до того, как смолк стук молотков, обивавших помост для казни черным крепом. В два часа пополудни из центрального здания дворца появился одетый в черное Карл I, окруженный стражей. На помосте его уже ждали палач с помощником, в масках и одежде матросов. После того, как палач сделает свое дело, помощник должен был поднять за волосы голову короля и прокричать: «Вот голова изменника!» Король взошел на эшафот, его духовник отпустил ему грехи. Потом Карл І вынул из кармана лист бумаги и зачитал «прощальное слово», в котором отрицал свою виновность в измене народу Англии, но слышала его только стража. Затем король обратился к палачу и попросил его ударить лишь тогда, когда он вытянет обе руки вперед. Над площадью повисла тишина. Король опустился на колени, положил голову на плаху и вытянул руки. Толпа ахнула: голова Карла І откатилась от плахи. Это было 30 января 1649 года.

Оливер Кромвель и Богдан Хмельницкий

Итак, Оливер Кромвель со своими единомышленниками совершил то, что казалось невозможным: актом парламента от 17 марта 1647 года была отменена королевская власть. Через три дня упразднили Палату лордов, а 19 мая Англия была провозглашена «свободным государством общего блага», которое должно было управляться «представителями народа и парламента». Но воевать пришлось еще долго: в Англии, Шотландии и Ирландии, — и нигде «Красная армия» Кромвеля не терпела поражения. Красные мундиры надолго остались в армии Великобритании — вплоть до англо-бурской войны. Но парламентская республика просуществовала недолго.
20 апреля 1652 года Оливер Кромвель разогнал парламент, как через 147 лет это сделал Наполеон Бонапарт, став впоследствии императором Франции. Оливер Кромвель королем Англии становиться не хотел, но власть стремился удержать в руках. 16 декабря 1653 года он был провозглашен лордом-протектором Англии и стал некоронованным королем страны.

Теперь было необходимо, чтобы эту власть признали легитимной в Европе и Азии. И прежде всего те страны, в которых главенствовала некатолическая конфессия. Зная о войне против католицизма, которую вел украинский гетман Богдан Хмельницкий, Кромвель с большим вниманием следил за лондонской прессой, публиковавшей отчеты о боевых действиях, начиная с битвы под Желтыми водами в мае 1648 года. 
Пуританская Англия с уважением и вниманием следила за борьбой православия с Папой Римским, поддерживавшим Речь Посполитую и материально и морально. Мало того, в 1649 году Оливер Кромвель, тогда еще генерал-лейтенант армии парламента, обратился с личным посланием к украинскому гетману с таким его титулованием: «Богдан Хмельницкий, божьей милостью генералиссимус войска и стародавней греческой религии и церкви, властелин всех запорожских казаков, страх и уничтожитель польской шляхты, завоеватель крепостей, преследователь язычников, антихриста и иудеев...» Исходя из такого титула, можно с достаточной достоверностью предположить, что Оливер Кромвель видел в Богдане Хмельницком не только своего потенциального союзника, но и родственную душу. К великому сожалению, от письма Оливера Кромвеля сохранился лишь титульный лист, но, возможно, когда-нибудь найдутся и недостающие страницы. Став лордом-протектором, Кромвель в 1657 году направил в Бранденбург своего личного представителя, генерал-комиссара Джеферсона. Генерал должен был добраться до Украины и установить связь с Хмельницким. В это время Оливер Кромвель хотел реализовать идею Большой антигабсбургской, антиримской и антиконтрреформационной коалиции, в которую на востоке должны были войти Московское царство и Войско Запорожское, а на севере — Шведское королевство. Однако Московское царство в это время ввязалось в войну со шведским королем, что и спасло Речь Посполитую от полного уничтожения.

Современники обоих великих людей в свое время сравнивали их. Так Шевалье в предисловии к книге «История войн казаков против Польши» назвал Хмельницкого казацким Кромвелем. Жан Лоре в газете «Историческая муза» писал о «двух наивысших бунтовщиках», как их называли при французском королевском дворе. Сравнивали Кромвеля и Хмельницкого и итальянские историки того времени. Польский историк Леопольд Кубала писал: «Чужеземцы сравнивали Хмельницкого с Кромвелем, так как это сравнение напрашивалось само собой, особенно в те годы, когда оба они привлекали к себе исключительное внимание на Западе и Востоке».

Хмельницкий был старше Кромвеля на четыре года. Он формировал свою армию по тем же принципам, что и Кромвель, и так же не оправдал надежд его преемник. Те, кто должен был помочь Юрию Хмельницкому, предали его и пустили по ветру его дело. Те, кто должен был помочь младшему сыну Кромвеля продолжить дело своего отца, спаивали его, а потом предложили Ричарду Кромвелю отступного, чтобы тот отрекся от завещанного отцом звания и должности. Государственная система, которую создали в своих странах оба этих великих человека, оказалась недолговечной.
Наладить дипломатический контакт с украинским гетманом лорду-протектору не удалось: Богдан Зиновий Михайлович Хмельницкий скончался в пять часов утра, в понедельник, 27 июля 1657 года. Ему было 62 года.

В год смерти украинского гетмана Кромвелю исполнилось 58 лет. Уже сказывались годы, проведенные в боях и походах, смерть старшего сына, которого он горячо любил. Лицо лорда-протектора стало еще более одутловатым и приобретало багровый оттенок, походка потеряла свою стремительность, но более всего его угнетало то, что дрожали руки и он почти не мог писать.

Друзей не осталось, он был одинок и с горечью думал о будущем: что станет с народом и страной после его смерти. Младший сын, наместник Ирландии, не радовал. А летом следующего года заболела его любимая дочь Элизабет. Две недели Кромвель не отходил от ее постели, лучшие доктора страны лечили бедняжку, но тщетно. Смерть дочери была ударом, от которого лорд-протектор не оправился. Оливер Кромвель скончался в возрасте 59 лет, 3 сентября 1658 года, в годовщину его победы под Денбаром и Вустером. Казна государства была пуста. Похороны взяли на себя купцы из Сити. Кромвеля похоронили в Вестминстерском аббатстве — древней усыпальнице английских королей.

Эпилог

Парламент и генерал-лейтенант Джордж Монк помогли сыну казненного короля, Карлу II, занять отцовский трон. Парламент отменил «Билль упразднения монархии» и восстановил Палату лордов. В апреле 1660 года Монк начал тайные переговоры с принцем Карлом Стюартом, а 25 мая Карл высадился в Дувре и 29 мая торжественно въехал в Лондон. 30 января 1661 года, в годовщину казни отца, Карл II приказал извлечь тело Кромвеля из могилы, повесить его, потом отсечь голову и выставить в Вестминстерском дворце «на обозрение». Обезглавленный труп закопали под виселицей.


От «Красной армии» Оливера Кромвеля ничего не осталось, кроме цвета ее мундиров и структурной организации родов оружия: суть идеи великого пуританина была уничтожена. Идеями Оливера Кромвеля воспользовались спустя 135 лет после его смерти, во время Великой Французской революции, позднее их взял на вооружение Наполеон Бонапарт, а через 260 лет — Лев Бронштейн (Троцкий), создавший Рабоче-крестьянскую Красную армию.